Ростов-на-Дону

Записаться на консультацию
Задать вопрос
Ask a question
Currency converter

Философия скальпеля

Текст: Татьяна Николаенко

Николай БяковКак правило, пластические хирурги с удовольствием рассказывают о том, что они могут. Тем более что возможности этой отрасли эстетической медицины с каждым днем растут. Николай Бяков, главный хирург центра пластики и косметологии «Ольвия», сам предложил сменить тему. И поговорить не о том, какие услуги предлагает пластическая хирургия. А о том, почему она это делает.

— Татяна Николаенко: — Пластическая хирургия — это порождение моды?
— Николай Бяков: — Что вы! История пластики насчитывает даже не сто лет, а несколько тысячелетий. Пластику делали в индийской, египетской, китайской цивилизации. Есть способ, который до сих пор носит название «индийская пластика носа». Когда при травме человек терял нос или его часть — ему его пришивали. Тысяча лет прошло, а способ остался актуальным. Уже тогда люди считали невозможным оставлять лицо уродливым. Человек всегда выбирал то, что красиво. И логично, что он и сам захотел быть красивым. Прически, татуаж. Даже дикие племена, далекие от цивилизации, украшают себя. Пусть для нас это дико, но это тоже эстетика, просто другая.

— Татяна Николаенко: — То есть в самом понятии хирургии заложены предпосылки к пластической?
— Николай Бяков: — Раньше хирургия не украшала, а восстанавливала утраченное. Стремление делать пластику не по необходимости, а по желанию, возникло не так давно.

— Татяна Николаенко: — Именно тогда пластическая хирургия выделилась в самостоятельно направление?
— Николай Бяков: — Как правило, хирурги были универсальными. Но объем вмешательства был ограничен используемой методикой обезболивания. Максимально быстро, пока действует отвар опия, успеть пришить, отрезать, чтобы пациент не получил болевого шока. Сначала родилась реконструктивная пластика — восстановление утраченного органа. Потом уже эстетическая хирургия. Она бурно развилась в последнее столетие, когда улучшились финансовые возможности пациентов. Увеличилась продолжительность жизни, и вместе с этим возникло желание не сдаваться возрасту. Человек не должен чувствовать себя стариком, а внешняя оболочка, увы, часто не соответствует внутреннему духу. То, что сейчас появились люди, имеющие возможность и желание совершенствовать себя — это хорошо. Это нельзя осуждать. Это говорит о том, что у человека сохраняется творческий потенциал. «Я буду красиво стареть» — тот, кто так говорит, сдал жизненные позиции. Он готов отдаться старости как неминуемому процессу. Те, кто борются, они борются не за то, чтобы выглядеть моложаво. Они стараются сохранить свою жизненную, деловую активность.

— Татяна Николаенко: — Но ведь пластическая операция доступна не всем.
— Николай Бяков: — Эстетическая хирургия всегда дорога. И всегда такой будет. Дорогостоящие материалы, дорого содержание клиники. Да и работа художника всегда стоило немало. Наверное, нас нельзя причислить к художникам. Но мы тоже творим, занимаемся эстетикой. Мы не украшаем людей, мы их улучшаем. Исправляем то, что не удалось у природы, то, на чем есть отпечаток возраста.

— Татяна Николаенко: — Но о вкусах не спорят!
— Николай Бяков: — Да, человек красив независимо от того, торчат ли у него уши и какого размера у него нос. Красив его внутренний мир. Многое значит обаяние. Но в то же время хорошо, если внешность соответствует стандартам. И плохо, что стандарты иногда дикие. Модели, которые покоряют подиумы — это же ненормально с точки зрения медицины и физиологии. Не может женщина быть без бедер, без груди, без талии. Приведу пример: первая древнейшая профессия, проституция, доказала, что мужчинам нравятся настоящие женщины с формами. Но все хорошего в меру.

— Татяна Николаенко: — Пластика — удел женщин? Или перед ее лицом равны все?
— Николай Бяков: — Но ведь общество изначально относится к мужчинам иначе, чем к женщинам. Мужчина — воин, добытчик, защитник. Его украшают шрамы. Знаете поговорку? Пьян, могуч и вонюч. Вы представляете, чтобы такое адресовали женщине? Самых красивых собирали в гаремы, брали в жены — чтобы потомство было лучше. Конечно, с женщинами мы работаем чаще. Но когда рядом красивая женщина, у мужчины меняется и отношение к себе. Он хочет соответствовать своей спутнице жизни. Сначала он приводит женщину, потом приходит сам. Кстати, есть разница и в хирургическом подходе: мужчины и женщины — два разных вида. У них генетический набор хромосом разный. Другое качество тканей, строение жировых прослоек. А особенности анатомии обуславливают особенности операции. Главное правило — «не переборщить».

— Татяна Николаенко: — Какое главное правило для пациента?
— Николай Бяков: — Помнить, что возраст тоже лечится. Просто методы бывают разные. Лечебная косметология, пластическая хирургия, антивозрастная терапия. И не забывать, что на какой бы результат вы не настраивались, к нему нужно привыкнуть и не завышать своих ожиданий.