7fee

Лазерное ДРОТ омоложение (лицо+шея)

*Подробности на сайте или на консультации пластического хирурга.

Подробнее

Ростов-на-Дону

Записаться на консультацию
Задать вопрос
Ask a question
Currency converter

Современные технологии позволяют долго сохранить красоту и здоровье

В нынешнем году центр пластической хирургии «Ольвия» отмечает 25-летний юбилей. За время своей работы центр стал крупнейшим игроком ростовского рынка услуг эстетической медицины и косметологии. Директор «Ольвии» Ольга Бякова отмечает, что этому способствовали активные инвестиции в оборудование и персонал. Благодаря этому ростовская клиника вышла на мировой уровень с точки зрения качества услуг и была признана лучшей в России и Европе.

— Каковы главные различия между рынком пластической хирургии начала 1990-х и нынешним?

— В 1992 году, когда был создан наш центр, в России применялись в основном несложные методики. Работа в целом была достаточно простой, а состоятельные клиенты очень часто предпочитали поехать за границу. Постепенно ситуация менялась. Если раньше можно было говорить о значительном превосходстве западных стран, то теперь Россия выглядит на общем фоне очень достойно с точки зрения операций, которые мы умеем делать и технологий, которые мы разрабатываем. Отмечу, что многие из методик, которые мы применяем в своей работе, мы и разработали самостоятельно. В частности, наш главный пластический хирург — автор патентов на ряд уникальных методик: «Голливудская подтяжка», «Закрытая отопластика» и др.

— Какие услуги на данный момент являются инновационными?

— Начнем с хирургии. Сейчас мы начинаем внедрять методику сужения талии без удаления ребер. Между прочим, практика удаления двух нижних ребер ради более тонкой талии довольно распространена среди звезд Голливуда. Ростовчанам же будет доступна более щадящая операция по методике, разработанной известным пластическим хирургом из Владикавказа Казбеком Кудзаевым. Хороший пример отечественной инновации, которая уже применяется на практике и дает просто потрясающие результаты. Еще одна новая услуга — липофилинг, который предусматривает изъятие жира из тех частей тела, где он в избытке и его перемещение туда, где его не хватает — с бедер в грудь и т. п. Мы можем изменить пациенту форму носа без хирургического вмешательства, устранить небольшие провисания кожи с помощью нитей и предоставить большое количество других современных услуг.

— Внедрение новых технологий требует регулярного обновления материально-технической базы?

— Да, новое оборудование — это одно из главных направлений наших инвестиций в развитие. Мы не государственная клиника, и это дает нам ряд преимуществ, поскольку на нас не распространяются ограничения в выборе того или иного оборудования, которые законодательство накладывает на бюджетные учреждения. Такого комплекта оборудования нет ни в одной клинике Ростова. В частности, у нас есть уникальный аппарат, произведенный в Монако, который разрушает жировые клетки, воздействуя на них сфокусированным ультразвуком и ударной волной. За сеанс охват талии пациента уменьшается на 2-3 сантиметра. Помимо хирургического оборудования мы приобрели самую совершенную технику для реабилитации и анестезиологии. Чем быстрее человек выйдет из-под действия наркоза, тем менее болезненной будет для него эта процедура. Поэтому качественная анестезия играет огромную роль.

— Можно ли говорить о наличии на ростовском рынке эстетической медицины жесткой конкуренции?

— Конкуренция в Ростове жесткая, но нас это не смущает. Наше ключевое отличие от других центров пластической хирургии заключается в том, что мы — единственные, у кого все услуги из этой сферы собраны под одной крышей. Это и собственно пластическая хирургия, и дерматокосметология, и прочая возрастная медицина.

— В качестве ключевой проблемы российской медицины часто упоминают дефицит кадров, в первую очередь — квалифицированных врачей. Разнообразие ваших услуг не приводит к тому, что вы испытываете нехватку специалистов по тем или иным направлениям?

— В целом это проблема распространенная, но перед нами она не стоит. Во-первых, «Ольвия» — семейное предприятие. Все члены нашей семьи — доктора, работающие по той или иной специальности. Я — врач эстетической медицины, специалист по антивозрастной терапии. Мой муж и младшая дочь — пластические хирурги, старшая дочь — дерматокосметолог. Сами понимаете, что здесь вопрос о текучке кадров не стоит. Наемные сотрудники у нас есть, но они, можно сказать, тоже стали уже членами нашей семьи. Всего у нас работают 19 человек, коллектив небольшой, поэтому все друг друга хорошо знают. Во-вторых, за 25 лет мы создали себе такую репутацию, что попасть к нам на работу хотят очень многие, звонят по этому поводу регулярно, но мы, как правило, отказываем. Мы очень много вкладываем и сил, и времени, и денег в постоянное обучение персонала, в том числе, за границей. Благодаря этому у нас сформировалась сильнейшая команда, попасть в которую непросто, а уходить, с точки зрения профессионального роста, некуда.

— Зачастую наиболее состоятельные пациенты ищут возможность пройти лечение в зарубежных клиниках. В случае эстетической медицины это тоже так?

— Больше нет. Никаких стран-лидеров в этой сфере больше не осталось. Кто-то сильнее в одном, кто-то — в другом. Например, сейчас считается, что косметология лучше всего развита в Южной Корее, а раньше в этой отрасли лидировала Франция. У нас, как я уже говорила, разрабатывают и проводят уникальные операции. Кроме того, недавно я была на конференции в Долгопрудном, на базе Московского физико-технического института, где узнала о еще одной уникальной отечественной разработке — препаратах, которые выводят из организма белки старения. Так что, по большому счету, между странами в плане степени развития эстетической медицины наблюдается паритет, и Россия здесь выглядит очень достойно. Скажу больше — среди наших пациентов не только соотечественники и жители стран бывшего СССР, но и граждане дальнего зарубежья: США, Германии, Испании, Израиля, Канады, Франции и др.

— Какие услуги на данный момент наиболее популярны?

— Самые популярные виды операций — липосакция, коррекция формы и размера груди, пластические операции на лице. В то же время наши пациенты становятся более искушенными. Их потребности меняются в соответствии с мировыми тенденциями. Сейчас, например, в моде естественность. Из красивого лица не нужно делать безжизненную маску, а женщину за 60 не стоит пытаться превратить в юную девушку. Конечно, в любом возрасте хочется быть привлекательной, но в солидном возрасте не стоит отчаянно молодиться, лучше создать изысканный, утонченный и аристократичный образ. Тех, кто понимает эти тенденции, становится все больше.

— Растет ли осведомленность наших соотечественников, можно ли сказать, что ваши ростовские пациенты осведомлены об инновациях в пластической хирургии и готовы их использовать или общая численность вашей аудитории остается в целом неизменной?

— С одной стороны, ситуация с пониманием возможностей современной медицины действительно сложная. Методики антивозрастной терапии в последнее время шагнули далеко вперед, возможность выглядеть моложе своих лет и сохранять здоровье есть у каждого. Причем речь не только о состоятельных людях. Да, стволовые клетки, которые мы закупаем в Германии, стоят дорого — по 2-3 тыс. евро за партию, процедуры на базе них тоже недешевые. Но, скажем, препарат для выведения белков старения, разработанный МФТИ, о котором я говорила выше, стоит около 3 тыс. рублей за месячный курс. Это недорого. Омолаживающие инъекции — 4-5 тыс. рублей, причем вполне достаточно одной. Просто многие об этих возможностях не знают. С другой стороны, постепенно картина меняется. Показателем этого для нас стал тот факт, что за последние 5-6 лет среди наших пациентов значительно выросла доля мужчин. Руководители и предприниматели, особенно работающие с иностранцами, стремятся следить за своим внешним видом и готовы использовать для этого достижения современной науки.

— Как вы планируете развивать центр «Ольвия» в будущем?

— В основном — по-прежнему: внедрять новые технологии, повышать квалификацию персонала, закупать новое оборудование, расширять перечень услуг. Хотелось бы еще переехать в новое помещение большей площади. Хотя это здание мы построили только в 2010 году, однако нам в нем уже немного тесновато. Реклама